Preview

Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей»

Расширенный поиск

Минутная готовность длиною в жизнь

Полный текст:

Для цитирования:


Третьяков Ю.Н. Минутная готовность длиною в жизнь. Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2018;(2):96-102.

В 1973 г. в поэтическом сборнике «Минут­ная готовность», изданном в Алма-Ате, были опубликованы стихи неизвестного автора Гри­гория Васильченко. Стройные и мелодичные строки мало о чем говорили простому чита­телю, но высекали скупые слезы из глаз же­лезных людей, профессионалов своего дела, волею судьбы и Родиной назначенных для соз­дания противоракетного щита нашего госу­дарства:

Не первый раз я вижу это,

но как волнуется душа,

Когда летит антиракета

Над диким брегом Балхаша!

Какая антиракета, какой дикий берег? Эти слова были понятны и дороги только из­бранным людям, создающим первую в мире систему противоракетной обороны (ПРО). Среди них стихи этого автора передавались из уст в уста, пользовались большой популярно­стью, становились песнями и точно отражали суть их жизненного пути.

Автором этих строк был Григорий Васи­льевич Кисунько, главный конструктор экспе­риментальной системы противоракетной обо­роны (система «А»), генеральный конструктор системы ПРО Москвы (система А-35), Герой Социалистического Труда, член-корреспон­дент АН СССР, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, профессор, гене­рал-лейтенант.

20 июля 2018 г. был отмечен столетний юбилей со дня рождения Григория Васильеви­ча Кисунько. Всю его жизнь можно сравнить с минутной готовностью к подвигу, к решению новых задач, которые ставил перед собой он сам или государство. Он никогда не сомневал­ся в возможности их решения и с огромным энтузиазмом брался за воплощение в реаль­ность. Причем чем сложнее была задача, тем ярче горели глаза Григория Васильевича, ко­торый предвкушал масштаб и сложность ее решения.

Жизнь в селе и материальные трудности семьи поставили перед Григорием Васильеви­чем еще в раннем возрасте первую задачу - вы­бор жизненного пути. И он этот выбор сделал.

Г. В. Кисунько оставил село и уехал в город Луганск. Там поступил на физико-ма­тематический факультет Донецкого педагоги­ческого института, который окончил в 1938 г. с отличием по специальности «физика». Затем поступил в аспирантуру на кафедру теоретиче­ской физики Ленинградского государственного педагогического института им. А.И. Герцена.

Аспирантуру окончил в июне 1941 г., успешно защитив диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математи­ческих наук.

В кандидатской диссертации Г. В. Ки- сунько «Теория пространственных зарядов в фотопроводящих кристаллах» были детально и комплексно рассмотрены физические процес­сы взаимодействия света и электромагнитной плазмы. Даны инженерные методы расчетов, которые до сих пор используются при проек­тировании радиоэлектронной аппаратуры.

Начавшаяся Великая Отечественная во­йна поставила перед каждым жителем СССР сложнейший вопрос, вопрос жизни и смерти: тыл или фронт?

Перспективный молодой ученый нисколь­ко не сомневался в выборе своего пути. В июле он добровольцем вступил в Ленинградскую армию народного ополчения, но оттуда был от­командирован в Красную Армию и направлен для обучения в Военное училище воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС).

После окончания училища в феврале 1942 г. лейтенант Г. В. Кисунько направлен в Особую Московскую армию ПВО. Здесь он служил до декабря 1944 г. в должностях помощника командира взвода - начальника станции по технической части, командира взвода - начальника станции, инженера роты станции радиообнаружения самолетов.

Находясь в боевых порядках защитников воздушных рубежей столицы нашей Родины, Г. В. Кисунько предложил и реализовал не­сколько оригинальных усовершенствований в конструкцию первых отечественных РЛС РУС-2 и МРУ-105, что позволило существен­но улучшить их боевые и эксплуатационные характеристики.

Пожалуй, военные годы окончательно определили направление его дальнейшей де­ятельности и сформировали Г. В. Кисунько как ученого. Делом его жизни стали задачи, связанные с укреплением обороноспособно­сти СССР.

Теоретические основы этого ответствен­ного и непростого дела Г. В. Кисунько доско­нально исследовал в Военной Краснознамен­ной академии связи им. С.М. Буденного, где прошел путь от преподавателя до начальника кафедры теоретических основ радиолокации. Он стал одним из самых опытных специали­стов страны по электродинамике.

Работая в академии, совмещая препода­вательскую, научно-исследовательскую и кон­структорскую деятельность, Г. В. Кисунько вы­полнил и опубликовал серию оригинальных работ в области СВЧ-техники, которые нашли широкое применение как теоретическая база для специальных инженерных расчетов, а также во­шли во многие вузовские и аспирантские курсы.

Докторская диссертация Григория Васи­льевича базировалась на его фундаменталь­ном труде «Электродинамика полых систем», опубликованном в 1946 г., и была посвящена проблемам решения волновых уравнений для краевых задач прикладной электродинамики.

Как настоящий ученый, Григорий Васи­льевич не мог остановиться только на теоре­тических исследованиях. Критерием истины всегда была и остается практика. И такая воз­можность реализации своих теоретических знаний ему была предоставлена.

В октябре 1950 г. Григорий Васильевич был прикомандирован к Министерству воору­жения СССР для работы в КБ-1, где в полной мере принял участие в научно-технической революции по перевооружению войск про­тивовоздушной обороны (ПВО), переходу их от ствольной артиллерии к зенитно-ракетным комплексам.

За его плечами работа над созданием первой отечественной зенитно-ракетной сис­темы С-25 «Беркут». Г. В. Кисунько вместе с такими маститыми учеными, как П. Н. Кук- сенко, А. А. Расплетин, С. А. Лавочкин, в крат­чайшие сроки создали достаточно надежную систему защиты Москвы от массированного применения стратегической бомбардировоч­ной авиации. Ничего подобного в мире еще не было. Эта система имела для СССР чрез­вычайно важное военно-политическое и стра­тегическое значение.

В 1956 г. в составе группы участников разработки системы С-25 заместителю глав­ного конструктора Г. В. Кисунько присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Не в характере Григория Васильевича было почивать на лаврах. Поэтому он с огром­ным энтузиазмом взялся за новую работу - со­здание мобильной зенитно-ракетной системы С-75 коллективом ученых. Г. В. Кисунько раз­рабатывал антенно-волноводный тракт для этой системы.

В 1957 г. система С-75 была принята на вооружение. Благодаря своей мобильности она очень часто оказывалась в горячих точках, ис­пользовалась во многих войнах и конфликтах и выходила победителем в борьбе с новейши­ми авиационными комплексами противника.

Григорий Васильевич по праву гордился своим детищем - системами С-25 и С-75, они стали непреодолимой преградой на пути агрес­сивных планов наших «заклятых друзей» (это любимое выражение Григория Васильевича для недоброжелательных оппонентов) во гла­ве с США.

Понимали это и противники СССР, ко­торые все чаще и чаще в своих агрессивных планах стали опираться на новый вид оружия - баллистические ракеты дальнего действия как основное средство доставки ядерных зарядов к стратегически важным объектам СССР. Ра­кетно-ядерное оружие стало главным козырем американской дипломатии.

Имеющиеся в СССР средства ПВО про­тиводействовать им не могли. Возникла ре­альная опасность нанесения по стране ра­кетно-ядерного удара, о чем красноречиво свидетельствуют исторические материалы, ставшие доступными широкой общественно­сти в последние годы.

Новые угрозы безопасности государ­ства остро поставили вопрос о необходимо­сти создания противоракетной обороны наибо­лее важных стратегических объектов страны. В отличие от многих маститых ученых, скеп­тически относящихся к решению этой задачи, Г. В. Кисунько активно поддержал необходи­мость и реальность решения проблемы борь­бы с баллистическими ракетами противника.

Его не остановили слова «это просто бред», «испуг маршалов», «это такая же глу­пость, как стрельба снарядом по снаряду», «военные фантазеры», «ни в коем случае нель­зя поддаваться на предложения военных», «это просто неразрешимый ребус, и только». А именно такими высказываниями в 1953 г. не­которые известные ученые встретили предло­жение Министерства обороны о немедленном начале работ по созданию системы противора­кетной обороны наиболее важных стратегиче­ских объектов.

Работа по созданию противоракетного щита нашей Родины стала вершиной научного и конструкторского творчества Г. В. Кисунько.

Он сразу понял, что одной из наиболее сложных проблем ПРО станет проблема точ­ного измерения координат цели и противо­ракеты для решения задачи поражения цели осколочной боевой частью. Решение было найдено. Для достижения требуемых высо­ких точностей Г. В. Кисунько предложил так называемый метод трех дальностей. Методом наведения был выбран метод параллельного сближения противоракеты с целью на встреч­ных курсах.

Для реализации метода трех дальностей Г. В. Кисунько решил использовать три радио­локатора точного наведения (РТН). Посколь­ку объектом обороны была выбрана Москва, наиболее оптимальным был вариант размеще­ния радиолокаторов в вершинах равнобедрен­ного треугольника, вписанного во внешнее кольцо созданной системы ПВО Москвы С-25 «Беркут» радиусом 85 км.

На вновь созданном полигоне ПРО, в районе озера Балхаш, предстояло построить аналогичный «треугольник».

Был обоснован состав будущей системы ПРО. В систему «А» входили:

  • главный командно-вычислительный пункт системы и центральная вычислитель­ная станция;
  • три радиолокатора точного наведения противоракеты на цель, каждый из которых состоял из радиолокационного канала обна­ружения и сопровождения баллистических целей и радиолокационного канала захвата и сопровождения противоракет;
  • радиолокационная станция визирова­ния (вывода) противоракеты и совмещенная с ней станция передачи команд управления на борт противоракеты и подрыва ее боевой части;
  • стартовая позиция, на которой разме­щались пусковые установки противоракет;
  • техническая позиция подготовки про­тиворакет.

Все эти средства, расположенные в пу­стыне Бетпак-Дала на расстояниях в сотни километров друг от друга, были связаны меж­ду собой радиорелейной системой передачи данных.

Система обеспечивала возможность управления средствами экспериментального комплекса ПРО с помощью электронной вы­числительной машины в едином боевом цикле с главного командно-вычислительного пункта.

Учитывая скоротечность процесса пе­рехвата баллистических ракет и невозмож­ность вмешательства человека в него, впервые в России практически весь процесс перехвата цели был полностью автоматизирован с ис­пользованием цифровой вычислительной ма­шины М-40 (захват цели и противоракеты на сопровождение осуществлялся операторами вручную). Эта машина была одной из первых разработок Института точной механики и вы­числительной техники АН СССР Быстродей­ствие машины составляло 40 тысяч одноадрес­ных операций в секунду, оперативная память 4096 четырехразрядных слов, представление чисел с фиксированной запятой. На тот момент времени М-40 была одной из самых произво­дительных ЭВМ в мире.

Уже в ходе отработки системы «А» кол­лектив академика Сергея Алексеевича Лебеде­ва модернизировал М-40. Новая ЭВМ обеспе­чивала выполнение вычислительных операций с плавающей запятой и получила индекс М-50.

Три радиолокатора точного наведения размещались в вершинах правильного тре­угольника со сторонами в 150 км на трех пло­щадках Балхашского полигона, соответствен­но в 140, 240 и 180 км от современного города Приозерска.

Благодаря методу трех дальностей обе­спечивались требуемые высокие точности определения координат цели и противоракет при их наведении на цель. Измерение дально­стей проводилось со среднеквадратическими отклонениями не более 5 м.

Особой технической новизной отлича­лась противоракета В-1000, созданная кол­лективом ОКБ-2 (ныне Машиностроительное конструкторское бюро «Факел») под руковод­ством академика П. Д. Грушина.

Это была двухступенчатая ракета с са­мым мощным в мире твердотопливным уско­рителем и управляемой второй ступенью с жидкостным ракетным двигателем. Средняя скорость противоракеты составляла 1000 м/с. Система управления обеспечивала маневри­рование ракеты с перегрузками 2-3 единицы и перехват цели на высотах до 25 км. Проти­воракета была оснащена уникальной боевой осколочной частью конструкции Константина Ивановича Козорезова. В качестве поражаю­щих элементов использовались десятки тысяч шариков с запрессованными внутри зарядами взрывчатого вещества. В центре заряда рас­полагались плотные высокопрочные шарики меньшего диаметра.

4 марта 1961 г. система «А» впервые в мире осуществила успешный перехват цели и поражение головной части баллистической ракеты Р-12, летевшей со скоростью более 3 км/с, осколочно-фугасной боевой частью противоракеты.

Американским ученым удалось повто­рить подобное лишь более чем через 20 лет - 10 июня 1984 г.

Летом 1961 г. на сессии ООН Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совмина СССР Никита Сергеевич Хрущев известил ми­ровую общественность о том, что в СССР созда­но оружие, которым, по его меткому выражению, можно было попасть «в муху в космосе». Это, пожалуй, лучше чем «снарядом по снаряду».

Вызывают восхищение подвиг первопро­ходцев и неимоверно высокие темпы проведе­ния работ: в 1953 г. ни у кого в стране не было полной ясности, какой должна быть система ПРО и возможно ли ее создание вообще, а уже в 1960 г. начались комплексные испытания экс­периментальной системы ПРО. Таким обра­зом, практически с нуля были проведены фун­даментальные исследования, охватывающие широкий спектр новейших научных направле­ний в области радиолокации, теории передачи информации, ракетостроения, вычислительной техники, теории автоматического управления, алгоритмизации и программирования и др., которые стали теоретической базой создания как технических средств системы ПРО, так и системы обороны в целом.

Здесь следует отметить, что целеустрем­ленность, иногда граничащая с упрямством озадаченного научной идеей главного кон­структора Григория Васильевича Кисунько, не могла ему позволить ждать завершения фун­даментальных исследований, поэтому парал­лельно велись экспериментальные, конструк­торские и технологические работы уникальной сложности, создавалась производственная база, велось строительство испытательного полигона, решались порой неразрешимые ор­ганизационные вопросы.

Все это было направлено на достижение единственной цели: доказать «доброжелате­лям», а может быть, и себе возможность пере­хвата и уничтожения головной части балли­стической ракеты.

Появление в СССР уникального страте­гического оборонительного оружия, системы противоракетной обороны мгновенно отрез­вило многие горячие головы, которые были готовы немедленно развязать новую мировую ракетно-ядерную войну и уничтожить Совет­ский Союз.

Данное достижение является результа­том работы огромного коллектива граждан­ских и военных ученых, исследователей, испы­тателей и других специалистов. Это результат грандиозной системной деятельности государ­ственных органов управления, промышлен­ных министерств и ведомств, Министерства обороны по координации небывалой по мас­штабам кооперации коллективов, разработчи­ков, предприятий-изготовителей, монтажных и военно-строительных организаций, личного состава воинских частей и военных предста­вительств.

Цементирующей основой этого успеха был, безусловно, главный конструктор «Ан­нушки» (так с любовью называли свое дети­ще ее разработчики) Григорий Васильевич Кисунько.

В 1966 г. за работы по созданию системы «А» и связанные с ними исследования Г. В. Ки- сунько была присуждена Ленинская премия.

Экспериментальная система противора­кетной обороны была первым и, как показала история, правильным шагом к созданию бое­вой системы ПРО.

Достигнутые при разработке системы «А» положительные результаты по обнаруже­нию, сопровождению и поражению баллисти­ческих ракет открыли реальную перспективу создания боевой системы ПРО. И, как было присуще характеру Г. В. Кисунько, к разработ­ке проекта боевой системы ПРО он приступил, не дожидаясь окончания комплексных испыта­ний экспериментальной системы ПРО, лишь получив первые положительные результаты по обнаружению и сопровождению баллисти­ческих целей экспериментальным радиолока­тором «РЭ».

В конце 1959 г. Г. В. Кисунько завершил аванпроект боевой системы ПРО Москвы - си­стему А-35. В отличие от экспериментальной боевая система ПРО должна была обеспечить перехват групповой цели на заатмосферных высотах и больших дальностях, а основным средством поражения становилась противора­кета со специальной боевой частью.

7 января 1960 г. вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о создании системы А-35. Была определена кооперация исполните­лей, и утверждены графики выполнения работ. Началось серийное производство средств сис­темы на заводах страны, а Петр Дмитриевич Грушин приступил к разработке противораке­ты А-350. Новая противоракета должна была обладать летными характеристиками, во много раз превышающими характеристики противо­ракеты В-1000 системы «А». Максимальная дальность и высота перехвата противоракеты составляла 350 км. Скорость противоракеты А-350 была больше, чем у В-1000.

Уникальность создаваемой системы ПРО, новизна принимаемых технических ре­шений, высокий уровень автоматизации, огра­ниченные возможности проведения натурных пусков баллистических ракет, а также ряд дру­гих факторов поставили перед участниками создания системы серьезную самостоятельную научно-техническую проблему. Требовалась разработка принципиально новой методологии испытаний и ввода ее в эксплуатацию. Именно для решения этой задачи был создан и начал свою историю Специальный вычислительный центр № 4 (впоследствии 45-й Центральный научно-исследовательский институт Мини­стерства обороны, а в настоящее время - На­учно-исследовательский испытательный центр ЦНИИ ВВКО).

Первым начальником института был на­значен полковник Иван Макарович Пенчуков. Заместителем начальника института по науч­но-исследовательской работе - полковник Ни­колай Пантелеймонович Бусленко. Институту несказанно повезло с его первыми руководи­телями. И. М. Пенчуков - блестящий органи­затор, отец-командир, Н. П. Бусленко - генера­тор научных идей, основоположник советской школы прикладной математики.

Уже первые результаты исследований, развернутых в институте, показали всю слож­ность и масштабность поставленных перед ним задач. Тем не менее институт в кратчай­шие сроки разработал опытно-теоретический метод испытаний.

Как показала последующая практика ис­пытаний и ввода систем ПРО, этот метод явил­ся единственно возможным способом коли­чественной оценки характеристик сложных систем вооружения во всем диапазоне их бо­евого использования, в условиях крайне огра­ниченных возможностей проведения натурных экспериментов. Применение опытно-теоре­тического метода позволило в сжатые сроки и с минимальными затратами материальных средств провести испытания и принять на во­оружение ряд важнейших объектов ПРО.

Создание системы А-35 велось в услови­ях практически открытой борьбы с генераль­ным конструктором системы и «гражданской войны» в высших эшелонах власти. Систему А-35 пытался остановить «таран» - вернее, система противоракетной обороны террито­рии страны «Таран», создатели которой обещали сделать ее более эффективной, а главное - бо­лее дешевой. У них не получилось даже на бумаге. И только после отставки Н. С. Хру­щева, лично поддерживавшего разработчиков системы «Таран», были возобновлены работы на всех объектах системы А-35.

8 декабря 1970 г. принято решение о нача­ле государственных испытаний системы ПРО А-35, а 1 сентября 1971 г. головной стрельбо- вый комплекс первой очереди системы А-35 был поставлен на опытное боевое дежурство.

Страна получила надежный щит, а воен­но-политические эксперты серьезно задума­лись о влиянии ПРО на стратегическую ста­бильность. В результате было признано, что дальнейшее развитие системы ПРО является дестабилизирующим фактором и инициирует развитие стратегических наступательных во­оружений. Именно поэтому, несмотря на диа­метрально противоположные идеологические позиции СССР и США, обе страны приняли обоюдное решение о проведении переговоров по ограничению систем ПРО и подписании соответствующего договора.

Более того, переговоры проводились в условиях, когда советской промышленностью уже был успешно реализован целый комплекс противоракетных программ, доведенных до практических результатов. Безусловно, это был наш козырный туз в руках переговорщиков.

Показателен и еще один момент, связан­ный с подготовкой договора по ПРО. Первона­чальное предложение США не подразумевало проведения переговоров об ограничении на­ступательных вооружений, но в итоге амери­канской стороной было принято предложение СССР об увязке в договоре стратегических на­ступательных и оборонительных вооружений.

Результат такого стремления сторон к достижению взаимоприемлемых компромис­сов известен. Подписанный в 1972 г. «Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Амери­ки об ограничении систем противоракетной обороны» стал важнейшим элементом меж­дународного права, обеспечившим сохране­ние мира и стратегической стабильности на долгие 30 лет.

К сожалению, сохранить созданный ме­ханизм сдержек и противовесов между Росси­ей и США не удалось. Используя миф о росте ракетных угроз со стороны Северной Кореи и Ирана, а также воспользовавшись ослаблением экономической и военной мощи России, США в 2001 г. пошли на односторонний выход из Договора по ПРО 1972 г.

С этого момента США взяли курс на со­здание глобальной системы ПРО.

Следует отметить, что Российская Фе­дерация на протяжении всего периода после выхода США из Договора по ПРО неуклон­но придерживалась основных его положений. Кроме того, в последнее время по инициативе российской стороны между РФ и США неод­нократно проводились переговоры по огра­ничению развертывания системы ПРО США. Пока безрезультатно.

А тем временем анализ современной международной обстановки показывает, что в международной сфере зарождаются новые вызовы и угрозы национальной безопасности России. Усиливается тенденция к созданию однополярной структуры мира при экономиче­ском и силовом доминировании США. Страте­гия односторонних действий США постоянно дестабилизирует международную обстановку, провоцирует напряженность, зарождает все новые и новые региональные и локальные во­оруженные конфликты в том числе в непосред­ственной близости от границ России.

Очевидно, США показалось, что их боль­ше ничего не сдерживает, а зря! Дело Григория Васильевича Кисунько живет, а система про­тиворакетной обороны России развивается. Она расширяет спектр возможных реакций военно-политического руководства страны на ракетные угрозы. Стратегическая система про­тиворакетной обороны обеспечивает отраже­ние ракетного удара заданного масштаба, что существенно снижает угрозу потери управле­ния страной и армией на начальном этапе эска­лации вооруженного конфликта и позволяет увеличить время на принятие обоснованного решения на ответные действия стратегических ядерных сил.

Закончить хотелось бы словами благо­дарности нашим ветеранам, создателям и ис­пытателям системы ПРО, а также тем, кто осуществлял ее боевое применение и эксплу­атацию. Вы сделали невозможное для нашей Родины и ее безопасности, сверх предельных возможностей человека. Спасибо вам за это!

Об авторе

Ю. Н. Третьяков
Научно-исследовательский испытательный центр ЦНИИ ВВКО Министерства обороны Российской Федерации
Россия


Для цитирования:


Третьяков Ю.Н. Минутная готовность длиною в жизнь. Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2018;(2):96-102.

Просмотров: 36


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2542-0542 (Print)