Preview

Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей»

Расширенный поиск

К 90-летию Иосифа Григорьевича Акопяна. Основные этапы творческой и конструкторской деятельности

Полный текст:

Для цитирования:


К 90-летию Иосифа Григорьевича Акопяна. Основные этапы творческой и конструкторской деятельности. Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2021;(3):6-11.

 

 

АКОПЯН Иосиф Григорьевич родился 28 августа 1931 года в г. Саратове, куда были направлены на работу его родители после окончания Коммунистического института журналистики в 1929 году. В 1935 году родители вернулись в Москву, Иосиф начал учебу в средней школе № 59. Начало Великой Отечественной войны застало его в пионерском лагере под Москвой. Лагерь закрыли, и до сентября 1941 года мама и сын оставались в Москве, отец в звании старшего полкового комиссара уже вечером 22 июня 1941 года выехал в действующую армию. Начавшиеся 27 июля бомбардировки Москвы, ежевечерние воздушные тревоги и ночи в бомбоубежище, светомаскировка, аэростаты заграждения, звукоуловительные установки, прожекторные установки, огонь зенитных пушек запомнились на всю жизнь. В сентябре 1941 года мать и сын были эвакуированы в Чкаловскую (ныне Оренбургскую) область, в небольшую удаленную деревню, откуда переехали в Орск, а в 1944-м – в Бугуруслан, где мать начинает работать главным редактором газеты «Бугурусланская правда», а сын продолжил учебу в школе им. Калинина, которую окончил с медалью в 1949 году.

Бугуруслан – небольшой провинциальный город, менее 50 тысяч человек, но в нем оказался в эвакуации опытный радиолюбитель-коротковолновик из Москвы, ученик всесоюзно известного радиоспециалиста – папанинца Кренкеля, и он в этом маленьком городе в 1947 году (!) организовал курсы радистовоператоров и радиоклуб коротковолновиков. Иосиф окончил курсы, овладел в совершенстве морзянкой и два года активно участвовал в работах по созданию коротковолновой любительской радиостанции. Он как оператор проводил сеансы радиосвязи с радиолюбителями всех континентов. При этом не забросил учебу и участвовал в заочных московских конкурсах по физике и математике.

После окончания школы решил поступать в МГУ. В то время Физико-технического института еще не было, был физико-технический факультет МГУ. Выбор был сделан в пользу физфака, так как там на отделении радиофизики была кафедра радиолокации. Собеседование при поступлении в МГУ прошло успешно, радиолюбительский опыт высоко ценился.

В 1949 году МГУ теснился в центре Москвы, на Моховой улице, а строительство нового здания на Ленинских горах только проектировалось. Студенты участвовали в начале разметки и строительных работ МГУ, общежитие было на ул. Стромынка, в комнатах жили по 9 человек, на занятия ездили через всю Москву. Но атмосфера была очень творческой, великолепные преподаватели, интересные темы. Хотя в те годы в МГУ учились более 20 тысяч студентов, оказалось, что в МГУ нет коллективной коротковолновой радиостанции. Иосиф и еще один коротковолновик (участник Великой Отечественной войны Ю. Лобанов) обратились к ректору МГУ академику Петровскому с просьбой выделить помещение и помочь с организацией радиоклуба. Ректор пошел навстречу, и в общежитии на Стромынке выделили помещение, где под руководством инициаторов начала работать коллективная радиостанция. После строительства нового здания МГУ и смены студенческого поколения судьба ее не известна.

Существовавшая при МГУ военная кафедра готовила на базе изучения имевшейся после войны западной техники грамотных инженеров-радиолокационщиков, после II и IV курсов студенты вместо каникул проходили двухмесячную практику в действующих частях ПВО, оснащенных (до появления отечественных армейских радиолокаторов) американской и английской техникой, что очень помогало студентам кафедры радиолокации. Заведующий кафедрой профессор Владимир Васильевич Мигулин, лауреат Сталинских премий, приглашал для чтения лекций ведущих специалистов из НИИ и КБ радиолокационного профиля, однако полноценными специалистами в разработке радиолокационных средств даже при такой подготовке выпускники становились только после приобретения опыта работы в НИИ и КБ.

Дипломная работа студента Акопяна имела прямое отношение к радиолокации. По техническому заданию Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны нужно было создать высокоточный кварцованный генератор меток дальности для радиолокаторов, для чего нужно было решить проблему ударного возбуждения и быстрого принудительного гашения колебаний кварца. Акопян был назначен в 1953 году ответственным разработчиком такого устройства. Кварцевый резонатор легко возбудить электрическим импульсом, но очень трудно погасить его колебания, поскольку он имеет огромную добротность. Работа удалась, по проблеме гашения колебаний кварца за 2–3 периода было опубликовано несколько статей в научных журналах, и диплом был защищен с высокой оценкой.

После окончания университета Акопян был распределен в очную аспирантуру кафедры радиолокации. Научным руководителем аспиранта стал профессор В.В. Мигулин. Однако предложенная научным руководителем тема диссертационной работы не была «радиолокационной». В те годы очень бурно развивалась статистическая радиофизика, и ему была предложена тема синхронизации генераторов электрических колебаний внешним сигналом при наличии флуктуационных помех. Требовалось не только создать теорию процесса синхронизации при помехах, но и проверить выводы расчетов экспериментом. Теоретические исследования синхронизации при воздействии помех вели в те годы очень известные физики и математики. Ряд работ опубликовали будущий академик и ректор МГУ Р.В. Хохлов, профессор Академии им. Н.Е. Жуковского В.И. Тихонов и, что самое главное, автор выдающихся теоретических работ по статистической радиофизике Руслан Леонтьевич Стратонович.

О Р.Л. Стратоновиче академик РАРАН И.Г. Акопян вспоминает как о подлинном гении, не уступающем своим талантом даже академику Ландау. Гениальность Стратоновича проявлялась во всем. Он решал математические задачи, которые были неподсильны математическим светилам, «в уме». При таком «окружении» оригинальную теоретическую часть работы было выполнить очень сложно, а поставить эксперимент и подтвердить теоретические результаты даже выдающимся теоретикам – еще сложнее. Акопяну удалось найти пути творческого содружества со Стратоновичем, они опубликовали совместные теоретические работы, в кандидатской диссертации И.Г. Акопяна (1959) приведено решение нелинейного дифференциального уравнения Эйнштейна – Фоккера – Планка, построены таблицы и графики этих функций, а экспериментальная часть диссертации подтвердила правильность расчетов. Оппонентами на защите диссертации были выдающиеся ученые С.М. Рытов и В.И. Тихонов, Рытов предлагал работу в ФИАНЕ. Казалось бы, молодому ученому с навыками экспериментатора нужно делать карьеру в области статистической радиофизики, но после окончания очной аспирантуры он распределяется на работу в недавно созданное Особое конструкторское бюро № 15 (ныне НИИ приборостроения им. В.В. Тихомирова), которым руководил генеральный конструктор, членкор АН СССР, лауреат Сталинских премий Виктор Васильевич Тихомиров.

В 1958 году ОсКБ-15 совместно с МКБ «Вымпел» (главный конструктор и руководитель И.И. Торопов) поручается разработка войскового зенитного ракетного комплекса с ракетами, управляемыми полуактивными радиолокационными головками самонаведения (РГС) с доплеровской селекцией, обеспечивающими наведение и на низколетящие цели. В первой же встрече с принятым на работу старшим инженером Акопяном В.В. Тихомиров принял решение направить его в лабораторию, которая будет разрабатывать РГС. Дело это было совершенно новое, радиолокационные головки самонаведения с доплеровской селекцией до этого не разрабатывались, транзисторной элементной базы еще не было, цифровая техника только зарождалась. На миниатюрных радиолампах с мягкими выводами и только на отечественных радиоэлементах требовалось создать миниатюрный аналоговый приемник непрерывного радиосигнала с узкополосной доплеровской фильтрацией и пеленгатор.

Группа из 7 человек к августу 1958 года под руководством Акопяна создала неконструктивный макет приемника и пеленгатора РГС, макетный генератор радиосигнала подсвета, для целеуказания приспособили радиолокатор от истребителя, разместили макет РГС и станцию подсвета в двух разнесенных фургонах на летном поле аэродрома в Жуковском и провели серию облетов с положительными результатами, после чего Тихомиров создал отдельную лабораторию по разработке РГС, подчиненную лично ему, а в 1960 году – отдел РГС и назначил кандидата физ.-мат. наук Акопяна начальником отдела и главным конструктором. Следует отметить, что в ОсКБ15 в этот период работало около 1000 человек и лишь один имел ученую степень кандидата технических наук (!), Акопян стал вторым.

Разработка РГС 1СБ4 шла очень трудно. Работали буквально дни и ночи, оставались ночевать на работе, чтобы не тратить время на дорогу. Виброустойчивость аппаратуры в диапазоне виброчастот до 2000 Гц действующие стандарты требовали при синусоидальном воздействии на всех частотах вибродиапазона, на резонансных частотах элементы ломались, обрывались подводящие тонкие провода. Разработчикам РГС удалось доказать, что испытания нужно проводить шумоподобными вибрациями, не вводящими элементы в резонанс. Была создана соответствующая испытательная аппаратура, и сегодня испытания виброшумом ракетных элементов узаконены.

В ходе разработки РГС 1СБ4 для ракеты 3М9 ЗРК «Куб» пришлось решать множество новых научно-технических вопросов: шумы сканирования, борьба с влиянием «антипода» (сигнала цели, переотраженного земной или водной поверхностью), влияние искажений, вносимых радиопрозрачным обтекателем на точность наведения, перезахват цели на траектории полета ракеты и т.п. Сроки создания ЗРК «Куб» по многим причинам приходилось переносить, и в 1962 году В.В. Тихомиров был освобожден от должности. Главным конструктором «Куба» и руководителем предприятия стал Юрий Николаевич Фигуровский. Заводские и совместные испытания «Куба» успешно завершились в 1965 году, рекордно малая высота полета сбитой цели составила всего 15 м над землей, в процессе испытаний было сделано более 100 управляемых пусков. В 1972 году за разработку и серийное освоение «Куба» были присуждены Ленинская и позднее Государственная премии. В этот период были опубликованы несколько печатных работ в закрытых и открытых научных изданиях, получены авторские свидетельства. ЗРК «Куб» имел три модернизации со значительным наращиванием характеристик и помехозащищенности. РГС 1СБ4 была настолько востребована, что ее выпускали одновременно три серийных завода в разных городах страны.

Успех «Куба» оценили авторы ЗРК «Круг» В.П. Ефремов и Л.В. Люльев. Они предложили установить РГС 1СБ4 на ракету 3М8 ЗРК «Круг». В 1967–1968 годах эта работа была успешно выполнена и подтверждена 19 управляемыми пусками с направленным подрывом БЧ в направлении цели, однако в процессе дискуссий о судьбе предстоящих разработок ЗРК 300П и 300В Ефремов и Люльев остановили эту работу, так как она могла конкурировать с 300В. Но совместная работа позволила вскоре создать кооперацию при разработке ЗРК «Бук».

Способность РГС перезахватывать цель в случае потери цели на траектории позволила отказаться от принятого в «Кубе» захвата цели на пусковой установке, вынужденно размещаемой на расстоянии более 100 м от РЛС подсвета из-за влияния на РГС прямого сигнала передатчика через боковые лепестки РЛС и РГС. Это позволило в заданном к разработке с 1969 года ЗРК «Бук» совместить РЛС подсвета и ракеты на одном транспортном средстве. Разработчиком ракеты 9М38 было назначено КБ «Новатор», руководимое главным конструктором Л.В. Люльевым. Разработка РГС 9Э50 для этой ракеты шла уже легче, чем 1СБ4. Появилась возможность отказаться от электронных ламп, используя только транзисторы и появившиеся микросхемы. Аналоговые вычислительные системы уступили место цифровым вычислителям с жесткой программой, в РГС ввели прием сигналов радиокоррекции, позволяющий корректировать полетное задание при интенсивном маневре цели и сообщать о включении помех. Но в разгар испытаний «Бука» на полигоне появилась «Эмба» – новая помеховая станция внешнего шумового прикрытия, и гензаказчик сверх согласованного ТЗ требует защиты от этих помех. Испытания «Бука» были остановлены, и возникла необходимость искать способы защиты от новой помехи. Сторонники командного управления (а их было немало) предрекли конец радиолокационному самонаведению. Однако лично Акопяну удалось найти технические решения, позволившие защитить РГС от этих помех и продолжить испытания «Бука». Проблемам защиты от шумовых помех внешнего прикрытия посвящены несколько опубликованных работ в закрытых и открытых изданиях, были получены авторские свидетельства, защищены диссертации. «Бук» был принят на вооружение в 1982 году, отмечен Государственной премией СССР и имел четыре модернизации, две из которых отмечены премиями Правительства Российской Федерации.

Одновременно с разработкой «Бука» в НИИП была начата разработка авиационного ракетного комплекса перехвата (АРПК) МиГ-31 с ракетой «Вымпел» К-33. Особенностью этой РГС была работа в прерывистом режиме, так как МиГ-31 должен был иметь возможность одновременного обстрела четырех целей, захват цели был возможен только на траектории полета ракеты. В РГС предусмотрен прием сигналов радиокоррекции. Разработка и испытания МиГ-31 в Ахтубинске завершились только в 1984 году. Элементная база – только отечественная, транзисторы, цифровой спецвычислитель с жесткой программой. На технические решения, принятые при этой разработке, получены авторские свидетельства, опубликованы статьи. Успехи разработки АРПК (главный конструктор К.К. Васильченко) были отмечены Ленинской и Государственной премиями СССР.

Наряду с разработкой РГС под руководством и по инициативе Акопяна велись работы научного и гражданского направления. В 1970-е годы были разработаны приемные устройства для Большого сибирского солнечного радиотелескопа, отмеченного премией Совета Министров СССР. По заданию ЦАГИ разработаны лазерно-доплеровские измерители скорости газовых и жидкостных потоков (ЛДИСы) и установлены на несколько аэродинамических труб ЦАГИ. В 1990-е годы началась работа над созданием высокотехнологической медицинской аппаратуры. Были разработаны и сертифицированы неинвазивный измеритель билирубина, урофлоуметр для урологических обследований и три варианта цифрового электрокардиографа (с настольным компьютером, ноутбуком и малогабаритный переносной с комбинированным питанием и встроенным принтером). Все электрокардиографы имели программы расшифровки кардиограмм и предварительного диагноза. На международных выставках в Брюсселе и Дюссельдорфе разработки были отмечены дипломами и медалями, однако в серийное производство не пошли, так как медицинские чиновники не хотели заказывать отечественные приборы, предпочитая импортные поставки (с более высокой ценой и худшими характеристиками). По итогам работ гражданского назначения были опубликованы статьи и получены патенты.

В середине 1970-х годов появилась информация о разработке в США активных РГС, позволяющих реализовать принцип «пустил–забыл». В отделении НИИП, разрабатывающем РГС, руководителем которого был И.Г. Акопян, начались работы по этим направлениям. В 1979 году стартовала совместная с НПО «Исток» (руководитель С.И. Ребров) НИЭР «Союз» по АРГС для ракет «воздух–воздух» средней дальности, а в 1982 году вышло постановление о разработке КБ «Вымпел» ракеты «воздух–воздух» К-77 с АРГС 9Б-1348, головным разработчиком АРГС определили НИИП, соразработчиком – НПО «Исток». После образования в 1986 году московского НИИ «Агат» эта работа была продолжена там. В качестве выходной лампы передатчика АРГС использовался малогабаритный многолучевой клистрон «Истока». По кооперации часть блоков АРГС разрабатывал «Агат», часть – «Исток». Работа шла трудно, было много взаимных претензий, отражавших взаимоотношения МРП и МЭП. В 1994 году работа успешно завершилась, но серийное производство не начиналось: киевский завод «Коммунист», выпускавший опытные образцы АРГС, оказался в другом государстве, и вообще это были «лихие 90-е». На поставки ракет РВВ-АЕ (так назвали ракету для экспорта) претендовали инозаказчики, и «Исток» и «Агат» организовали сами серийное производство АРГС, а «Вымпел» – ракет. Это позволило предприятиям пережить «лихие 90-е». АРГС 9Б-1348 была разработана на современной элементной базе, имела в своем составе перепрограммируемую цифровую машину, разработанную «Агатом», отечественные микросхемы.

Работы этого периода существенно продвинули технологию создания АРГС, позволили в несколько раз уменьшить веса и габариты АРГС, а применение в последующих разработках современной (в том числе импортной) элементной базы позволило предложить АРГС и для ракет малой дальности. Прогресс в полупроводниковой технике позволяет сегодня отказаться от использования в передатчиках АРГС электровакуумных приборов, требующих высоковольтное питание, и разработать передатчики в диапазонах Кu и Ка на полупроводниковой базе, что позволяет сократить до предела время готовности к пуску из холодного состояния.

Разработки последних лет в интересах АО «МКБ «Факел», АО «ГосМКБ «Вымпел», ПАО «ДНПП» и АО «ОКБ «Новатор» используют самые передовые достижения цифровой и аналоговой техники, возможности полунатурного и математического моделирования («Агат» располагает двумя стендами полунатурного моделирования), позволяют существенно сократить объем натурных полигонных испытаний. За все годы разработки РГС и АРГС не было копирования зарубежных разработок, а уровень отечественных разработок не уступает зарубежным аналогам. В рамках ВТС несколько типов АРГС были разработаны для иностранных заказчиков и имеют высокий рейтинг.

В 2007 году, после 21 года работы генеральным директором – генеральным конструктором «Агата», Акопян перешел на должность генерального конструктора – заместителя генерального директора Дмитрия Дмитриевича Евсеева, а в 2016-м – на должность научного руководителя – советника генерального директора «Агата» Михаила Алексеевича Иванчихина.

Публикации работ последних лет И.Г. Акопяна посвящены проблемам защиты особо охраняемых объектов от массированных атак средствами воздушного нападения и проблемам влияния отражений радиолокационного сигнала от земной поверхности при сопровождении АРГС и самолетными радиолокаторами целей «сверху–вниз» над подстилающей поверхностью. 

И.Г. Акопян – заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик РАРАН, доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, дважды лауреат премии Правительства Российской Федерации, лауреат премии и большой золотой медали имени А.А. Расплетина АН СССР, дважды лауреат премии «Золотая идея», лауреат национальной премии им. Петра Великого, премии им. В.Д. Калмыкова, лауреат премии Академии инженерных наук Франции. Награжден 12 орденами, в их числе ордена Ленина, Октябрьской Революции, «Знак почета», «За заслуги перед Отечеством» II, III и IV степеней, Ивана Калиты, «Серебряная звезда общественного признания», китайским орденом Дружбы, бельгийским орденом Почетного офицера, 28 медалями, почетными званиями «Почетный радист СССР», «Почетный машиностроитель Российской Федерации», «Почетный гражданин наукограда Жуковского», автор 270 научных работ и 72 изобретений. Акопян также является академиком Международной академии информатизации и членом-корреспондентом Российской академии электротехнических наук. В настоящее время – научный руководитель – советник генерального директора АО «МНИИ «Агат».

Об авторе

cтатья Редакционная

Россия


Для цитирования:


К 90-летию Иосифа Григорьевича Акопяна. Основные этапы творческой и конструкторской деятельности. Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2021;(3):6-11.

Просмотров: 70


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2542-0542 (Print)