Preview

Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей»

Расширенный поиск

120 лет ПАО «НПП «Импульс»

Полный текст:

Аннотация

15 декабря 2021 г. исполняется 120 лет одному из старейших предприятий Концерна ВКО «Алмаз-Антей» - Публичному Акционерному Обществу «Научно-производственное предприятие «Импульс».

Для цитирования:


Мальцев А.И. 120 лет ПАО «НПП «Импульс». Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2021;(4):94-111.

For citation:


Maltsev A.I. 120th anniversary of JSC Research and Production Company “Impulse”. Journal of «Almaz – Antey» Air and Space Defence Corporation. 2021;(4):94-111.

15 декабря 2021 г. исполняется 120 лет одному из старейших предприятий Концерна ВКО «Алмаз-Антей» – Публичному Акционерному Обществу «Научно-производственное предприятие «Импульс».

Основанное в 1901 году у Крестовской заставы как «Товарищество дроболитейного и патронного завода» и получившее позднее имя «Феттер и Гинкель», предприятие в Первую мировую войну участвовало в выпуске артиллерийских гранат французского образца, в Гражданскую войну выпускало винтовочные патроны, а в период между войнами производило дробь, охотничьи патроны и бумажные конденсаторы.

С 1937 года под именем «Завод № 58 имени Ворошилова» предприятие специализируется на ручных и винтовочных гранатах и взрывателях для гранат и мин, пиропатронах и бумажных гильзах для основных метательных зарядов 50-, 82- и 120-мм мин и сигнальных патронов. В 1938 году на предприятии создается КБ‑30, конструкторы которого внесли значительный вклад в развитие ручных гранат, гранатометов и взрывателей. В 1940 г. на вооружение принята разработанная КБ-30 знаменитая противотанковая граната РПГ-40 (конструктор М.И. Пузырёв), состоявшая на вооружении до 1950-х годов. К началу Великой Отечественной войны на заводе трудились почти 3 тысячи человек.

Изделия разработки и изготовления завода № 58 в Великую Отечественную войну

Великая Отечественная война стала важной главой в истории предприятия. Несмотря на эвакуацию в Киров и в Свердловскую область почти половины станочного парка и значительной части рабочих и инженеров, завод и КБ у Крестовской заставы продолжают производить и разрабатывать боеприпасы и взрыватели. В 1941 году приняты на вооружение новая ручная граната РГ-41 (конструктор Н.П. Беляков) и запал УЗРГ для гранат Ф-1 и РГ‑41 (конструкторы А.А. Бедняков и Е.М. Вицени), с небольшими изменениями этот запал широко применяется и в настоящее время. В 1942 году конструкторы А.А. Бедняков, Е.М. Вицени, Н.П. Беляков и М.И. Пузырёв стали лауреатами Сталинской премии в одном ряду с такими конструкторами, как Ильюшин, Кошкин, Симонов, Шавырин, Шпитальный, Яковлев, Дегтярёв. В 1942 году сдана на вооружение новая ручная граната РГ-42, а в 1943 году – противотанковая кумулятивная граната РПГ-43. КБ-30 модернизировало противотанковые ящичные мины ЯМ-5, разработало винтовочную противотанковую кумулятивную гранату ВКГ-40, пистолетную гранату, динамо-реактивное устройство метания и кумулятивную мину для него, гранатомет на основе противотанкового ружья.

Завод № 58 за годы войны произвел более 62 миллионов рукояток и корпусов для ручных и винтовочных гранат, более 62 миллионов взрывателей для гранат и инженерных мин, почти 190 миллионов минометных и сигнальных гильз и 140 миллионов пиропатронов и детонаторов, миллион комплектов артиллерийской картечи. На заводе в войну трудились от 3,5 до 4 тысяч человек. Директорами завода в этот период были И. Нарикашвили (1941–1944) и К. Михайлов (1944–1946). К окончанию войны на заводе № 58 начало динамично развиваться гражданское производство, были разработаны и освоены индукционные высокочастотные закалочные и сушильные агрегаты, очень востребованные в промышленности, расширено до 16,5 миллиона штук производство гильз для охотничьих патронов, налажено производство запчастей для тракторов, осваивалось производство бытовых холодильников и газовых водонагревателей, игрушек. Однако в 1946 году предприятие ожидал новый резкий поворот в судьбе, связанный с развитием в стране радиолокационной тематики.

В годы войны на заводе № 521 во Владимире (АО «Владимирточмаш»), куда был эвакуирован из Ленинграда Государственный союзный институт № 44 (ГСИ-44), занимавшийся разработками взрывателей на электрическом принципе действия, на базе лабораторий института № 6 (Бориса Васильевича Карпова) и № 8 (Александра Аркадьевича Рассушина) возник коллектив, создавший в 1944–1945 годах прототип радиолокационного взрывателя для авиабомб на лампах собственной разработки.

Александр Аркадьевич Рассушин – создатель первых отечественных радиовзрывателей

В 1945 году советская разведка получает образец и документацию американского неконтактного радиолокационного зенитного артиллерийского взрывателя Mark 32 VT proximity fuse, который являлся одним из самых больших технических достижений и секретов западных союзников в годы войны. В ноябре 1945 года в составе Наркомата боеприпасов Постановлением СНК СССР № 2893-848 «Об организации научно-исследовательской работы по созданию радиолокационных и электровзрывателей для боеприпасов» организован Государственный научно-исследовательский институт по созданию опытных образцов радиолокационных взрывателей (ГНИИ‑504 или НИИ‑504), получивший задание «разработать по имеющемуся американскому образцу радиолокационный взрыватель к реактивным снарядам, предназначенным для стрельбы с самолета по самолету, …закончить разработку радиолокационного взрывателя для авиабомб, вызывающего взрыв авиабомб над целью, организовать научно-исследовательскую работу по разработке радиолокационных взрывателей для: снарядов зенитной артиллерии; снарядов наземной артиллерии; мин гладкоствольной артиллерии; реактивных снарядов для стрельбы по наземным целям». Основой института стали две лаборатории Государственного союзного института № 44, перебазированные из Владимира в Москву на небольшой завод № 504, производивший детали капсюльных втулок для артиллерийских выстрелов.

Постановление СНК об организации НИИ-504

Для развернутых широким фронтом работ в НИИ-504 не хватало сотрудников, площадей, производственных мощностей. В августе 1946 года Постановлением Правительства НИИ-504 перебазируется на площадку завода № 58, который передается институту как опытный завод, и далее судьба предприятия, существовавшего с 1901 года, неразрывно связана с НИИ-504. С 1947 года опытный завод № 58 начинает освобождаться от гражданской тематики и осваивает производство радиолокационной техники, разрабатываемой НИИ504. В качестве серийного завода институту был придан завод № 571 (ныне АО «НПП «Дельта»).

Институт активно формируется и пополняется инженерными и техническими кадрами. Приходят специалисты, демобилизованные из армии (например, М.М. Кушнир, в скором времени один из главных конструкторов). Переводятся сотрудники других предприятий и организаций: из завода № 564 (Новосибирск, АО «Точмаш»), КБ-398 (Москва, АО «НПО «Прибор»), НИИ-17 (Москва, Московский НИИ приборостроения – АО «Концерн «Вега»), Академии связи Красной Армии, Главного артиллерийского управления. По путевкам Министерства направляются десятки выпускников вузов и техникумов из МГУ, МАИ, МВТУ, МИИС, Московского авиационно-приборостроительного техникума, Московского механического техникума.

В структуре института образованы цеха № 1 и 2 (наряду с существованием опытного завода), КБ-1 (начальник – Халилеев), КБ-3 (Шварцман), КБ-4 (Лилье), КБ-5 (Медведев), КБ-6 (Каган), КБ-7 (Павлов), лаборатории № 5, 6 (Карпов), 8 (Альтман), 9 (Кушнир), 10 (Соголов), 13 (Потиевский), 14 (Берензон), 15 (Волкогон), бюро теоретических исследований и расчетов, лаборатория изоляционных материалов, отдел методики, правил и норм испытаний, лаборатория общих испытаний, испытательная станция, центральная лаборатория.

Привлекаются в штат института по совместительству в качестве консультантов и руководителей ведущие ученые: старший научный сотрудник ФИАН Академии наук СССР профессор А.И. Шальников в лабораторию № 8; начальник кафедры электрорадиотехники Артиллерийской Академии Красной Армии им. Дзержинского профессор Н.Н. Миролюбов; один из ведущих ученых в области теории автодинов – начальником бюро теоретических исследований и расчетов; в лабораторию № 5 – профессор К.С. Займовский, доктор технических наук из электротехнического НИИ-627 (АО Корпорация «ВНИИЭМ»).

Начинаются разработки взрывателей АР‑01 (для авиабомб), АР-11 (скорее всего, для реактивных авиационных снарядов), АР‑21 (для зенитной артиллерии) и АР‑31 (вероятно, для полевой артиллерии), разработки специальных тиратронов и стабилизаторов. Одновременно создавалось оборудование, контрольная измерительная аппаратура. В круг работ были включены НИИ и заводы электронной промышленности Москвы, Ленинграда. Новосибирска, Томска и других городов, разработавшие по техническим требованиям НИИ‑504 миниатюрные ударопрочные электронные лампы, конденсаторы, сопротивления и специальные источники питания.

Первые образцы отечественных радиовзрывателей для авиабомб (АР-01 или БРВ-1) и зенитных снарядов (АР-21)

Директором института в 1945–1947 годах был инженер-полковник М.М. Гейман, в 1947–1949 годах – инженер-полковник К.В. Безбородов, в 1949–1953 – Н.И. Овсянников (пришел с поста главного инженера завода № 10 – скорее всего, это пермское ФГУП «Машзавод им. Ф.Э. Дзержинского»).

Важная страница в истории предприятия – участие в советском Атомном проекте и разработках радиовзрывателей для ядерных боеприпасов артиллерии и тактических ракет.

Весной 1946 года А.А. Рассушин получает от начальника Первого главного управления при Совмине СССР Б.Л. Ванникова, руководившего организациями, вовлеченными в Атомный проект, поручение разработать «высотный взрыватель для фугасной бомбы» по техническому заданию, подписанному Ю.Б. Харитоном – главным конструктором РДС, как тогда обозначались первые советские атомные бомбы. С 1946 по 1951 год институт разрабатывает высоковольтную инициирующую систему для синхронного подрыва детонаторов атомной бомбы РДС‑1 и электронные блоки бомбы, участвует в разработках высотного взрывателя. Образцы испытанных в 1949– 1951 годах первых советских ядерных зарядов и бомб комплектовались высоковольтной системой разработки и производства НИИ-504.

Документы о привлечении НИИ-504 к участию в Атомном проекте СССР, первая атомная бомба РДС-1 и академик Ю.Б. Харитон

Первые отечественные артиллерийские и ракетные комплексы с ядерными боеприпасами, оснащенными радиовзрывателями разработки НИИ-504

Впоследствии НИИ-504 поручались разработки радиовзрывателей также для ядерной артиллерии и тактических ракет. В 1954– 1956 годах был разработан радиовзрыватель «Квадрат» для снаряда 406-мм артиллерийского орудия 2А3 «Конденсатор». В 1970– 1980-х годах институтом были разработаны радиовзрыватели для ядерных снарядов артиллерийских систем калибров 203 мм (самоходная пушка «Пион») и 152 мм (самоходная пушка «Гиацинт» и буксируемая 2А36 «Гиацинт-Б».

В 1954 году СССР начал разработки тактических ракет «Марс», «Филин». Ракеты разрабатывал НИИ-1 (ныне АО «Корпорация «МИТ»), а датчик воздушного подрыва для боевых частей – НИИ-504, главный конструктор М.М. Кушнир. Ракетные комплексы 2К1 «Марс» и 2К4 «Филин» были приняты на вооружение в 1958 г. и эксплуатировались до 1960–1962 гг., когда на смену им пришел более совершенный комплекс 2К6 «Луна», для которого НИИ-504 разработал радиовзрыватель «Треугольник-2».

9 августа 1950 г. Совмин СССР принимает эпохальное Постановление № 3389-1426 «О разработке управляемых снарядов-ракет и новейших радиолокационных средств управления ими с целью создания современной наиболее эффективной ПВО городов и стратегических объектов», с которого начинается современная отечественная противовоздушная оборона. Создаваемая система получила шифр «Беркут». В составе «противосамолетного снаряда-ракеты» должен был быть «взрыватель – радиодистанционный, обеспечивающий взрыв снаряда в случае пролета вблизи цели на расстоянии 50–75 метров». Опытные образцы ракет должны были быть изготовлены к февралю 1952 г. Руководство всеми работами по созданию системы «Беркут» было возложено на Специальный комитет, который руководил Атомным проектом. Разработку радиодистанционного взрывателя поручили НИИ-504, что на многие годы вперед определило основную тематику института и опытного завода.

В то время в стране в области ближней радиолокации отсутствовал научный и экспериментальный задел. Для создания такого задела в НИИ‑504 постановлением Правительства была поставлена фундаментальная НИР «Форт», руководство которой было поручено профессору Н.Н. Миролюбову. Его заместителями были Б.В. Карпов, впоследствии генеральный директор предприятия, Н.С. Расторгуев – выпускник МГУ 1946 года, позже главный конструктор, и Я.А. Бурштейн. Отделы, участвовавшие в НИР «Форт», комплектовались выпускниками институтов. Многие из тех, кто пришел на завод прямо со студенческой скамьи, – В.И. Кабановский, Г.И. Котов, Л.М. Кривенцова, Н.А. Мартынов, В.П. Рюмин, Л.С. Субботин и другие – стали главными конструкторами, начальниками основных подразделений. Результаты НИР «Форт» стали основой построения радиовзрывателей для ЗУР с использованием сантиметрового диапазона волн. Отделом под руководством Б.В. Карпова впервые в стране были созданы маломощные ударостойкие низковольтные магнетроны, впоследствии использовавшиеся много лет в различных изделиях. Лабораторией Н.С. Расторгуева были разработаны антенны и другие СВЧ-узлы. Лабораторией Я.А. Бурштейна были разработаны основы помехозащищенности радиовзрывательных устройств.

Начинается интенсивная разработка «изделия 54», как назван был радиолокационный взрыватель для первой ракеты В-300 системы «Беркут» (системы С-25). Главным конструктором разработки был назначен Н.С. Расторгуев. В институте развивается отдел испытаний, создается подразделение внешних испытаний, на Софринском научно-исследовательском полигоне (г. Красноармейск) проводятся облеты самолетами расположенных на вышке радиовзрывателей, там же организуется площадка для снятия диаграмм направленности антенн. Уже в июле 1951 года опытный завод начинает подготовку производства изделия 54, параллельно производство организуется на заводе № 564 (новосибирский «Точмаш»), куда НИИ-504 поставляет приборы для проверки и регулировки. К концу года опытный завод полностью становится предприятием по выпуску радиолокационных изделий. В июле–августе 1951 года НИИ-504 успешно выполняет госзадание по выпуску «изделия 54». Сотрудники института участвуют в испытаниях в в/ч 29139, г. Знаменск-5, на основном полигоне ПВО.

В конце 1952 года на базе завода № 571 создается филиал НИИ-504, куда вместе с частью коллектива института (около двухсот разработчиков и конструкторов в составе трех отделов полностью и двух отделов частично) передается вся тематика радиолокационных и оптических взрывателей для артиллерии и реактивных снарядов. Позднее филиал становится отдельным НИИ-571 (ныне АО «НПП «Дельта»). НИИ-504 полностью сосредотачивается на тематике ракетной ПВО.

В 1953 году происходит смена руководства НИИ-504. Директором назначается Е.М. Дубровский, заместителем директора по научной работе – И.И. Бакулов.

Первая в стране ЗУР с радиовзрывателем «изделие 54» была принята на вооружение в 1955 году в составе системы ПВО Москвы С-25. Ею были оснащены 56 входящих в систему полков зенитно-ракетных войск. За вклад в эту разработку 28 работников института были награждены государственными наградами, в том числе И.И. Бакулов, А.Н. Исаева, Б.В. Карпов, Н.А. Мартынов, В.А. Печорин, Н.Д. Пославский, Н.С. Расторгуев, Л.С. Субботин и другие.

Следует отметить, что для системы С-25 в 1955–1957 годах была разработана ракета со специальной боевой частью, к радиовзрывателю которой были предъявлены повышенные требования по дальности действия и надежности. Разработку такого радиовзрывателя успешно выполнил НИИ-504 (главный конструктор разработки – Н.А. Мартынов).

С ноября 1953 года по Постановлению Совмина СССР № 2838‑1201 начинается разработка перевозимого комплекса ПВО С-75 «Двина», для которого НИИ-504 разрабатывает доплеровский радиовзрыватель «Шмель» (главный конструктор разработки Б.Ф. Челышев). Для модернизированных ракет комплекса С-75 был разработан один из первых радиовзрывателей, использовавших импульсный принцип действия. Этот комплекс, принятый на вооружение в 1957 году, модифицировался до 2000 года и являлся самым распространенным в мире. Самый известный случай боевого применения С‑75 – поражение 1 мая 1960 года над Свердловском американского самолета-шпиона U-2 с пилотом-разведчиком Пауэрсом. Наиболее массированно комплекс применялся во время войны во Вьетнаме, где американцы и их союзники потеряли более 3,5 тысячи самолетов. По разным данным, до двух третей из них были сбиты ракетами комплекса С-75.

Основной типаж комплексов ПВО с ракетами, оснащенными взрывателями НИИ-504 – НИИРТА – «Импульса»

На основе опыта разработок активных доплеровских радиовзрывателей в 1955–1957 годах был создан радиовзрыватель «Снегирь» (главный конструктор В.П. Рюмин) для ракеты Р-8 (К-8) «воздух-воздух». На вооружение «Снегирь» был принят в составе ракеты Р-8М (К-8М) для перехватчика Су-11 в 1962 году. К тому моменту тематика радиовзрывателей для ракет «воздух-воздух» по решению Министерства машиностроения была передана в НИИ-571 (АО НПП «Дельта»).

В середине 1950-х годов перед промышленностью была поставлена задача борьбы со средствами воздушного нападения, действующими на низких высотах. Для разрабатывавшейся КБ-1 системы С-125 (АО «НПО «Алмаз», главный конструктор Ю.Н. Фигуровский) ракету разрабатывало ОКБ-2 (ныне – АО «Машиностроительное КБ «Факел» им. академика П.Д. Грушина), а радиовзрыватель для ракеты – НИИ-504 (главный конструктор А.Д. Парфёнов, а затем В.Е. Дубровин). Комплекс С-125 «Нева» был принят на вооружение в 1961 году. На экспорт в 40 стран было продано более 400 комплексов. По состоянию на 2016 год около 30 стран продолжают эксплуатировать комплекс С-125, ведется его модернизация.

В 1962 году на вооружение был принят вариант системы С-125 «Волна» для Военноморского флота. Для него уже в 1980-е годы был разработан новый доплеровский взрыватель с узкополосной селекцией и фазовой пеленгацией, обеспечивший поражение комплексом противокорабельных ракет, летящих на низкой высоте.

В конце 1950-х годов по решению Правительства СССР была начата разработка перевозимой системы ПВО большой дальности С-200 для защиты территории страны. Головным предприятием по комплексу являлось ЦКБ «Алмаз», генеральный конструктор – А.А. Расплетин. Ракету разрабатывало ОКБ-2 под руководством главного конструктора П.Д. Грушина, а радиовзрыватель – НИИ-504 (главный конструктор разработки – Н.С. Расторгуев). Перед разработчиками радиовзрывателя встала задача поиска новых технических решений, которые позволили бы совместно с боевой частью создать боевое снаряжение ракеты, способное поражать цели в широком диапазоне относительных скоростей и при разнообразных условиях встречи. Традиционное построение радиовзрывателя (РВ) с бортовыми узкоугольными антеннами оказалось неприемлемым. Совместно со специалистами ЦКБ «Алмаз» было предложено разрабатывать РВ, комплексированный с полуактивной головкой самонаведения ракеты. При непосредственной поддержке А.А. Расплетина совместными усилиями специалистов двух организаций были найдены оптимальные пути построения такого радиовзрывателя. Для решения задачи пришлось разместить антенну радиовзрывателя на гиростабилизированной антенне ГСН. За счет использования гетеродинных сигналов ГСН и применения узкополосной доплеровской фильтрации удалось решить задачи согласования области срабатывания РВ с полем разлета осколков, устойчивой работы в пассивных помехах и работы на сверхмалых высотах. Введение фазовой обработки решило задачи борьбы с активными помехами.

Главный конструктор НИИ-504 – НИИРТА в 1953–1989 годах Герой Социалистического Труда Николай Сергеевич Расторгуев

Комплекс С-200 «Ангара» был принят на вооружение в 1967 году. К этому моменту НИИ-504 был переименован в НИИ радиотехнической аппаратуры (НИИРТА) с заводом радиотехнической аппаратуры (ЗРТА). Комплекс С-200 «Ангара» поставлялся на экспорт и по состоянию на 2016 год состоял на вооружении ПВО более чем 10 стран. За вклад в создание комплекса С‑200 Н.С. Расторгуев был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

В семидесятые годы был создан ряд радиовзрывателей для постоянно модернизируемых ракет системы ПВО С-200, в том числе особо надежный взрыватель для ракеты со специальной боевой частью. Работы проводились под руководством главного конструктора Н.С. Расторгуева и его заместителей В.И. Кабановского и Н.Д. Пославского.

В 1977 году на базе НИИРТА и ЗРТА было образовано научно-производственное объединение «Импульс».

В конце шестидесятых годов прошлого века правительство принимает решение о создании мобильной системы ПВО С-300, способной поражать самые разнообразные средства воздушного нападения на всех высотах, включая предельно малые. Разработку поручили ЦКБ «Алмаз», главным конструктором стал Б.В. Бункин.

Разработка радиовзрывателя велась под руководством Н.С. Расторгуева и позднее Г.Л. Тарачкова для двух типов ракет: с командным наведением и полуактивным самонаведением. С целью экономии времени и средств в НПО «Импульс» разрабатывался унифицированный радиовзрыватель для двух типов ракет. Было найдено оптимальное с технической точки зрения решение, когда радиовзрыватель для ракеты с самонаведением дополнялся блоком с управляемой в одной плоскости приемной антенной в ракете с командным наведением. В разработке получили дальнейшее развитие идеи, заложенные в радиовзрывателе системы С-200. При разработке широко применялись цифровые интегральные микросхемы. Использование во взрывателе информации об условиях встречи ракеты с целью позволило создать эффективное боевое снаряжение ракеты.

Система С-300 одновременно разрабатывалась для войск ПВО страны (С-300ПТ «Фаворит», принята на вооружение в 1978 году) и Военно-морского флота (С-300Ф «Форт», принята на вооружение в 1984 году).

По совокупности заслуг за участие в разработках комплексов ПВО в 1981 году звание Героя Социалистического Труда было присвоено генеральному директору НПО «Импульс» Б.В. Карпову. Тогда же за высокие трудовые достижения предприятие было награждено орденом Трудового Красного Знамени.

 

Директор НИИРТА – НПО «Импульс» в 1961–1988 годах Герой Социалистического Труда Борис Васильевич Карпов

 

Во второй половине 1980-х годов началась модернизация системы С-300 под названием С-300ПМУ с ракетой, использующей принцип самонаведения, которая и стала основой для последующего развития и совершенствования комплекса. Заложенные в радиовзрыватель для этой системы принципиальные технические решения должны были компенсировать новые угрозы со стороны средств воздушного нападения: появились оперативно-тактические и крылатые ракеты, резко увеличились скорости целей и уменьшилась их отражающая поверхность. Работы проводились под руководством Н.С. Расторгуева практически тем же коллективом, который занимался разработкой радиовзрывателя для ракет системы С-200. Комплекс С-300ПМУ1 был принят на вооружение в 1992 году, причем обеспечена возможность применения его ракеты в более ранних модификациях комплексов С-300П и С-300Ф.

В восьмидесятые годы в НПО «Импульс» началась разработка радиовзрывателей для ракет системы С-400 «Триумфатор» (головное по комплексу – ЦКБ «Алмаз»). Система С-400 разрабатывалась как противосамолетная большой дальности и нестратегическая противоракетная, способная поражать баллистические цели. Разработки начались под руководством Г.Л. Тарачкова. Позднее работы возглавил Г.И. Котов, а потом А.Е. Ластовецкий.

В начале 1972 года Правительством СССР было принято постановление о разработке нового зенитного ракетного комплекса «Бук» на замену комплекса 2К12 «Куб» для ПВО Сухопутных войск. Комплекс 9К37 с ракетой 9М38 был принят на вооружение в 1979 году. Для этой ракеты НИИРТА (главный конструктор разработки Г.И. Котов) был создан взрыватель с приемником прямого усиления по высокой частоте.

Комплексы «Бук» активно модернизировались с целью обеспечения поражения новых классов воздушных целей. В рамках модернизаций комплексов модернизировались и радиовзрыватели. Так, для ракеты 9М38М1 комплекса 9К37М1 «Бук-М1» (принят на вооружение в 1983 году) был разработан модернизированный импульсный радиовзрыватель (главный конструктор разработки Г.И. Котов). Параллельно «Морской НИИ радиоэлектроники «Альтаир» разрабатывал корабельный ЗРК «Штиль», в состав которого входила унифицированная ракета. Для новой ракеты 9М317 (разработчик Долгопрудненский машиностроительный завод, ныне – ПАО «Долгопрудненское научно-производственное предприятие») комплекса 9К37М2 «Бук-М2», принятого на вооружение в 1988 году, был разработан новый взрыватель, обеспечивший высокую вероятность поражения низколетящих целей.

В 2000-е годы под руководством начальника отделения А.Е. Ластовецкого было создано новое поколение радиолокационных неконтактных датчиков с цифровой обработкой сигналов. Они вошли в состав ракет комплексов ПВО наземного и морского базирования «Бук-М3», «Штиль-2», «Викинг», «ПолиментРедут», «Витязь».

Наряду с разработками радиовзрывателей, используя накопленный опыт, НИИРТА в 1966–1969 годах вело ряд ОКР по тематике ОКБ Завода имени С. А. Лавочкина, где под руководством главного конструктора Г.Н. Бабакина создавались автоматические космические аппараты для посадки на поверхность Венеры. Были разработаны малогабаритный радиовысотомер «Высота» для спускаемого аппарата «Венера-4» и «Высота-2» – для спускаемых аппаратов «Венера-5» и «Венера-6», отличавшиеся диапазоном фиксируемых высот.

Особенность создания высотомеров заключалась в том, что их разработка проводилась в сжатые сроки при одновременном освоении отечественными предприятиями мощных высокочастотных транзисторов для генератора передатчика и малошумящих транзисторов для приемных устройств, малых интегральных схем, магнитострикционных фильтров, новой технологии печатных плат и элементов в микропленочном исполнении. Осложняло разработку отсутствие достоверных данных о характеристиках отражения радиосигналов от поверхности Венеры, плотности верхних слоев ее атмосферы и температуры. Были проведены обширные и жесткие испытания на стабильность параметров в прогнозировавшихся условиях спуска.

Снижение спускаемого аппарата «Венера-4» с радиовысотомером «Высота» в атмосфере планеты произошло 18 октября 1967 г., а спускаемых аппаратов «Венера-5» и «Венера-6» с радиовысотомером «Высота-2», соответственно, 16 и 17 мая 1969 года.

Эти спускаемые аппараты не достигли поверхности планеты: оболочки корпусов были разрушены высоким давлением в атмосфере планеты. Однако результаты измерений высот «Венерой-5» и «Венерой-6» оказались сенсационными и свидетельствовали о наличии на Венере выраженного рельефа с перепадами высот до 4–5 километров. Это противоречило существовавшему представлению о достаточно плоской поверхности планеты. Позже данные о горах на Венере были подтверждены американскими исследователями.

Также разработанный НИИРТА высотомер был использован в системе мягкой посадки станции «Луна-16».

 

Спускаемый аппарат межпланетной станции типа «Венера» и станция «Луна-16» с высотомерами разработки НИИРТА

 

В начале 60-х годов прошлого века в Советском Союзе начал создаваться новый вид противолодочного оружия – сверхскоростные кавитирующие ракето-торпеды. В 1969 году это направление выделяется в отдельное предприятие – НИИ прикладной гидромеханики (ныне АО «ГНПП «Регион»). В 1972 году к разработкам системы самонаведения противолодочной авиационной ракеты АПР-2 был подключен «Импульс». На предприятии был образован отдел ультразвуковых активных систем наведения, для руководства которым директор НИИРТА Б.В. Карпов пригласил Ю.С. Важнова, одного из ведущих сотрудников ЦНИИ автоматики и гидравлики, ставшего главным конструктором разработок. Разработка первого для предприятия корреляционного автомата наведения КАН для авиационной противолодочной ракеты АПР-2 была выполнена в исключительно сжатые сроки, и через год после образования отдела был собран первый образец сложнейшей аппаратуры. КАН в составе ракеты АПР‑2 был успешно принят на вооружение в 1976 году и отмечен Государственной премией (лауреатом стал Ю.С. Важнов).

В 1979 году предприятию была поручена разработка аппаратуры самонаведения (АСН) для следующей авиационной противолодочной ракеты АПР-3. В АСН требовалось реализовать новый, более эффективный и сложный пространственно-временной корреляционный принцип обработки гидроакустической информации с применением многоканальной фазированной антенной решетки. Схемотехнические и конструктивные сложности реализации новых повышенных тактико-технических требований удалось преодолеть, разработав в 1982 году цифровой вариант построения изделия. Впервые в гидроакустических системах самонаведения была внедрена микроЭВМ, разработанная на основе первого отечественного микропроцессора, допущенного к применению в образцах военной техники. Авиационная противолодочная ракета АПР-3 была принята на вооружение в 1991 году.

 

Авиационная противолодочная ракета АПР-3 с аппаратурой акустического самонаведения разработки НИИРТА

 

В 1970-е годы НИИРТА совместно с ЦКБ «Геофизика» разработало аппаратуру самонаведения для корректируемой авиабомбы КАБ-500Л с лазерным наведением. За эту разработку главный конструктор аппаратуры Г.И. Котов был отмечен Государственной премией. Этот боеприпас до настоящего времени состоит на вооружении в России и ряде зарубежных стран.

В 1973–1975 гг. НИИРТА разрабатывал по медико-техническим требованиям ЦВМУ СА СССР комплекс радиотехнической аппаратуры «Роза» для обозначения и поиска раненых на поле боя. Разработка, начатая как НИР, завершилась в 1975 году рекомендацией о принятии на вооружение и передачей комплекса в серийное производство. В состав одного комплекса входили 5 литерных передатчиков-маяков диапазона 63 МГц и один пеленгатор. Особенностью конструкции пеленгатора была чрезвычайно высокая плотность монтажа, потребовавшая серьезных технологических усилий при освоении изделия на заводском производстве. Главный конструктор разработки – Б.Ф. Челышев.

 

Комплект аппаратуры «Роза» для обозначения и поиска раненых разработки НИИРТА

 

В НИИРТА разрабатывалась и медицинская аппаратура. В 1970–1980‑х годах под руководством главного конструктора Г.И. Котова было разработано несколько модификаций физиотерапевтического аппарата дециметрового диапазона противовоспалительного действия «Ранет», «Ранет ДМВ-20», «Ранет – ДМ-7», которые широко внедрены в медицинскую практику и выпускаются до настоящего времени.

В начале 1970-х годов НИИ прикладной гидромеханики (АО «ГНПП «Регион») начал разработку корректируемой авиабомбы КАБ-500Кр с телевизионной головкой самонаведения. НИИРТА – «Импульс» предложил для КАБ-500Кр принципиально новый тип ГСН с корреляционным алгоритмом обработки двумерных телевизионных изображений. Фундаментом разработки стала прикладная НИР, проводившаяся под руководством главного конструктора разработки Н.С. Расторгуева при научном руководстве доктора технических наук Д.В. Васильева. Разработка сопровождалась активным освоением цифровых методов и созданием соответствующей отечественной элементной базы. С 1976 года начался ответственный и трудоемкий этап – ОКР «Крым» по созданию корреляционной ТГСН. В 1982 году ТГСН «Крым» в составе КАБ-500КР успешно выдержала государственные испытания, принята на вооружение и в 1983 г. запущена в серийное производство. В ноябре 1985 года за вклад в создание ТГСН «Крым» Правительством СССР была награждена большая группа сотрудников предприятия, а заместитель главного конструктора Д.В. Васильев, В.И. Кадель, Н.Д. Пославский и И.М. Чихачев стали лауреатами Государственной премии.

 

Корректируемая авиабомба КАБ-500КР с телевизионной ГСН «Крым» разработки «Импульса»

 

В 1990-е годы коллектив, занимавшийся корреляционными ГСН, создал систему автоматического управления точным висением вертолета МИ-26 с грузом на тросе над точкой местности при погрузочно-разгрузочных работах. ТВ-комплекс в составе пилотажной аппаратуры вертолета МИ-26 использовался при сложных монтажных работах. Так, известен факт его использования при монтаже опор линий электропередач в горах Швеции.

В 2005–2006 гг. была выполнена разработка алгоритмов сближения и посадки космического аппарата на спутник Марса Фобос (проект «Фобос-Грунт») с использованием телевизионной системы корреляционного слежения за участком поверхности.

Во второй половине 1960-х годов в составе НИИРТА возник новый творческий коллектив, специализировавшийся на использовании лазеров. В его составе был Р.А. Ванециан, талантливый ученый, работавший ранее в Институте атомной энергии под руководством академика И.В. Курчатова и ставший начальником лаборатории НИИРТА. В этот период была поставлена задача создания бортового лазерного взрывателя для ракеты тактического ракетного комплекса «Точка», разрабатывавшегося Конструкторским бюро машиностроения, г. Коломна, под руководством С.П. Непобедимого. Руководил разработкой главный конструктор В.Е. Дубровин, его заместителями были Р.А. Ванециан, В.В. Фишер и В.И. Тищенко. В 1975 году комплекс 9К79 «Точка», в состав ракеты которого входил лазерный взрыватель 9Э118, был принят на вооружение. Этот взрыватель входил также в состав ракеты модернизированного ракетного комплекса увеличенной дальности 9К79-1 «Точка-У», принятого на вооружение в 1989 г. Для ракеты «Точка-Р» с противорадиолокационной головкой самонаведения был разработан аналогичный лазерный взрыватель.

В начале 70-х годов прошлого века руководством Главного ракетно-артиллерийского управления (начальник ГРАУ – маршал артиллерии П.Н. Кулешов) и тульского Конструкторского бюро приборостроения (генеральный конструктор и начальник А.Г. Шипунов) была инициирована разработка нового комплекса ПВО ближнего радиуса действия. Ракетно-пушечный комплекс 2К22 «Тунгуска» был завершен в разработке в начале 80-х годов и в 1982 году принят на вооружение. Для ракеты комплекса 2К22 под руководством Г.И. Котова был впервые разработан многоканальный лазерный взрыватель.

Опыт разработок НИИРТА лазерных взрывателей для тактических ракет был востребован, когда в Российской Федерации была начата разработка ракетного комплекса «Искандер-М». В ПАО «НПП «Импульс» разработку датчика высоты подрыва возглавил М.В. Шахматов. Значительные наработки предприятия в данном направлении позволяют говорить о создании ряда лазерных взрывателей (датчиков высоты подрыва) на основе единых принципов и унифицированных технических решений.

 

Комплексы сухопутных войск, ракеты которых оснащены лазерными взрывателями разработки «Импульса»

 

В 1970-е года НИИРТА стал активным участником разработок корректируемых снарядов с системой импульсной коррекции под руководством В.С. Вишневского, проводившихся Научно-исследовательским машиностроительным институтом (ныне АО «НИМИ им. В.В. Бахирева»). Первой стала разработка корректируемой 240-мм мины «Смельчак» к миномету «Тюльпан». Для мины НИИРТА разработал флюгерную полуактивную лазерную головку коррекции (главный конструктор В.Е. Дубровин). Первый в мире комплекс корректируемого артиллерийского вооружения 1К113 «Смельчак» был принят на вооружение в 1980-м году.

В 1986 году лазерная головка коррекции разработки НПО «Импульс» (главный конструктор Р.А. Ванециан) была принята на вооружение в составе 152-миллиметрового корректируемого снаряда 3ОФ38 «Сантиметр».

 

Образцы лазерных ГСН, разработанных НИИРТА – «Импульсом», слева – ГСН 152-мм КАС «Сантиметр», справа – ЛИК

 

В 2000-е годы в рамках разработок В.С. Вишневского «Импульс» создал миниатюрную жесткосвязанную головку самонаведения ЛИК (лазерный индикатор-координатор, главный конструктор Р.А. Ванециан), которая стала основой для разработок малогабаритных полуактивных лазерных ГСН, применяемых в ряде образцов ракетного и бомбового вооружения.

В 1970-е годы в нашей стране начались исследования в области систем самоприцеливания для боевых элементов со снарядоформирующими боевыми частями. Основным разработчиком в области датчиков самоприцеливания был определен «Импульс». Исследования проводились в широком спектре электромагнитных излучений. Был выполнен целый ряд глубоких научно-исследовательских работ. В рамках ряда тем по исследованию контрастов бронеобъектов в качестве датчика рассматривался радиометр миллиметрового диапазона. С начала 1980-х годов основное внимание в исследованиях и разработках было переключено на датчики инфракрасного диапазона. В середине 1980-х годов началась разработка самоприцеливающегося боевого элемента «Мотив-3» с однодиапазонным ИК координатором для разовой бомбовой кассеты РБК-500 СПБЭ. Работы по РБК возглавило ГНПП «Базальт», главный конструктор Р.Ш. Рахматуллин, в «Импульсе» работы возглавил главный конструктор Г.И. Котов. В начале 1990‑х РБК-500 СПБЭ была принята на вооружение. За эту разработку главный конструктор аппаратуры Г.И. Котов был во второй раз отмечен Государственной премией. «Мотив-3» – первый в мире принятый на вооружение и серийно производившийся СПБЭ.

 

Старейший сотрудник предприятия, советник генерального директора, дважды лауреат Государственной премии Г.И. Котов

 

В конце 1980-х годов ГНПП «Базальт» начал разработку модернизированного варианта РБК-500 СПБЭ-Д с усовершенствованным СПБЭ «Мотив-3М», оснащенным двухспектральным ИК координатором. Параллельно НПО «Сплав» под руководством главного конструктора Г.А. Денежкина начало разработку кассетного снаряда 9М55К1 с СПБЭ «Мотив-3М» для 300-мм РСЗО «Смерч». Разработка РС 9М55К1 успешно завершилась в 1994 году.

В 1990-е годы «Импульс» продолжил развитие координаторов СПБЭ типа «Мотив-3М» в направлении повышения обнаружительных характеристик и помехозащищенности за счет увеличения числа каналов. СПБЭ с новым комбинированным координатором цели входит в снаряжение РБК-500 СПБЭ-К и планирующей бомбовой кассеты ПБК-500 СПБЭ-К разработки АО «НПО «Базальт». Тогда же началась разработка комбинированного радиолокационно-оптического координатора самоприцеливающегося боевого элемента для артиллерийского снаряда, которую возглавил В.В. Фишер. Недавно аналогичный координатор, разработанный под руководством М.В. Шахматова, был принят на вооружение в составе интеллектуальной инженерной противотанковой мины ПТКМ 1Р.

 

Координаторы СПБЭ разработки «Импульса» и мина ПТКМ-1Р

 

В сложные для всей промышленности 1990-е годы коллектив предприятия активно осваивал новые области техники. М.В. Шахматов предложил проект семейства промышленных электронных газовых счетчиков «Приз», производство и техническая поддержка которых помогли выжить коллективу. Была разработана телевизионная система «Зенит» для учета и анализа технических действий хоккеистов во время матча, опробованная на базе ХК «Динамо». Новым направлением, предложенным М.В. Шахматовым, стали разработки электронных неповеряемых при эксплуатации баровысотомеров для систем управления ракет. Первый такой прибор вошел в состав успешно принятой на вооружение авиационной ракеты типа Х-31ПД.

В 1990-е годы отделом под руководством Т.Л. Лушкиной, специализировавшимся на микросборочных разработках, были впервые в мире созданы термоэлектрические модули Пельтье на металлическом основании. Такие модули обладают повышенной прочностью по сравнению с традиционными конструкциями на керамической основе. Это позволяет применять их там, где требуется стойкость к значительным вибрационным перегрузкам и высокая надежность. Обладая технологией производства таких термоэлектрических модулей, «Импульс» разработал систему термоэлектрического охлаждения (СТЭО) баков двигательной установки спускаемого аппарата космического корабля «Союз-ТМА» для РКК «Энергия» им. С.П. Королева, эта система сейчас применяется на всех кораблях типа «Союз-ТМА».

 

Космический корабль «Союз-ТМА», на спускаемом аппарате которого применяется система термоэлектрического охлаждения разработки «Импульса»

 

При переходе экономики страны к рыночным отношениям предприятие одним из первых в оборонно-промышленном комплексе акционировалось и наработало большой опыт существования в рыночных условиях, сумев сохранить кадровый костяк и научно-технические заделы. Большой вклад в сохранение коллектива и тематики в этот период внесли первый заместитель генерального директора В.Н. Зенкевич, заместитель генерального директора по экономике и финансам Г.Н. Борисова.

С 2010 г. главным акционером предприятия является Концерн ВКО «Алмаз – Антей». За период существования в составе Концерна, под руководством генерального директора предприятия Е.М. Черняховского, предприятие многократно увеличило выручку, производительность труда, вышло на высокий уровень рентабельности, избавилось от текучести кадров, более чем удвоило долю молодых специалистов. В настоящее время ПАО «НПП «Импульс» – эффективное научно-производственное предприятие, компактно объединяющее специальное конструкторское бюро, руководимое главным конструктором предприятия М.В. Шахматовым, и заводское производство под началом заместителя генерального директора – директора по производству А.Н. Федосеева, ориентированное на выпуск разработанной СКБ продукции. Фирменным стилем работы СКБ стали рекордные сроки разработок – от полугода с момента первых обсуждений с заказчиком до завершения этапа разработки рабочей конструкторской документации.

 

Руководители ПАО «НПП «Импульс»: Е.М. Черняховский, В.Н. Зенкевич, Г.Н. Борисова, А.Н. Федосеев, М.В. Шахматов, А.Е. Ластовецкий

 

Нацеленность на динамичное и качественное решение задач разработки и гибкого серийного производства разнообразных радиоэлектронных устройств и систем обеспечивает высокую репутацию предприятия у значительного круга головных предприятий – создателей наукоемкой техники военного, двойного и гражданского назначения. Это позволило широко диверсифицировать линейку разрабатываемой и выпускаемой продукции, применяя датчики и исполнительные элементы различной физической природы. В настоящее время предприятие способно разрабатывать и серийно выпускать:
- радиовзрыватели для зенитных управляемых ракет комплексов ПВО средней и большой дальности наземного и морского базирования («Бук-М2», «Бук-М3», «Штиль», «Штиль-2», «Викинг», С-300 ПМУ, С-400, «Полимент-Редут», «Витязь»);
- координаторы цели самоприцеливающихся боевых элементов для кассетных боеприпасов наземных ракетно-артиллерийских и авиационных комплексов (бомбовые контейнеры РБК-500 СПБЭ-Д, РБК-500 СПБЭ-К, ПБК-СПБЭ-К, кассетные головные части реактивных снарядов РСЗО «Смерч»);
- корреляционные телевизионные и тепловизионные головки самонаведения для корректируемых авиабомб (изделия КАБ-500Кр, КАБ-1500Кр);
- лазерные взрыватели для тактических ракет и авиабомб («Точка», «Точка-Р», «Точка-У», «Искандер-МЭ», «Гром-Э» и другие образцы);
- полуактивные лазерные головки самонаведения для боеприпасов различных классов («Смельчак», «Сантиметр», ЛИК и ряд других разработок);
- высокоточные электронные баровысотомеры (применены в изделии Х-31ПД и ряде других образцов);
- системы терморегулирования и термоэлектрического охлаждения узлов космических аппаратов и аппаратуры ракет (применены в космических кораблях типа «Союз-ТМА», наземных ракетных комплексах).

Также предприятие освоило сервисное обслуживание систем своей разработки, находящихся на боевом дежурстве.

ПАО «НПП «Импульс» сохраняет высокий уровень разработок оборонного и двойного назначения и встречает 120-летие с ясным видением перспектив развития.

 

Об авторе

А. И. Мальцев
ПАО «Научно-производственное предприятие «ИМПУЛЬС»
Россия

Мальцев Андрей Иванович - главный научный сотрудник, заместитель главного конструктора ПАО «Научно-производственное предприятие «ИМПУЛЬС», кандидат технических наук, советник РАРАН.

Москва.



Рецензия

Для цитирования:


Мальцев А.И. 120 лет ПАО «НПП «Импульс». Вестник Концерна ВКО «Алмаз – Антей». 2021;(4):94-111.

For citation:


Maltsev A.I. 120th anniversary of JSC Research and Production Company “Impulse”. Journal of «Almaz – Antey» Air and Space Defence Corporation. 2021;(4):94-111.

Просмотров: 337


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2542-0542 (Print)